Написание докладов, курсовых и рефератов, а также помощь от профессионалов своего дела

Все темы

Впереди развод, но как получить с супруги все пречитающееся, если репутация у тебя, мягко говоря, подмоченная. Это в России все поровну делится, а в США решение суда может быть любым, в зависимости от обстоятельств дела. А они в данном случае не в пользу нашего клиента.


Это, конечно, не типичная ситуация. Обычно брачные аферисты используют в своей работе иные «схемы». Иногда простые, иногда более сложные, но всегда достаточно эффективные. Но на всякого мудреца довольно простоты и на всякого злоумышленника найдется своя управа. И наш опыт – тому лучшее доказательство.


А мы, разумеется, с радостью за это дело взялись. Тем более что оно не такое сложное, если иметь доступ к документам ЗАГС, базе данных росреестра и т.д. Имея такую информацию, найти человека по фамилии труда не составит.


Ну, а дальше вообще все проще простого – «выловили» человека, провели с ним вежливую, но вполне доходчивую разъяснительную беседу, и он все понял. Долги оплатил, счета разделил, обязался по своему платить вовремя, хотя это нас уже не касалось. Наша цель была решить проблемы клиентки, и мы их решили. Женщине не пришлось больше оплачивать чужие долги.


Знали бы вы, как часто шекспировский сюжет об Отелло разыгрывается в современных семьях. Причем, далеко не всегда в роли ревнивца выступает супруг. Женщины не менее, если не более, подозрительны, чем мужчины. Чтобы убедиться в этом, достаточно посетить любой из их форумов. Там вы непременно найдете тысячу и один совет вывести изменника на чистую воду. Тут тебе и проверка телефона, и изучение компьютера и даже слежка.


"Онегин был так умён, тонок и опытен, так хорошо понимал людей и их сердце, что не мог не понять из письма Татьяны, что эта бедная девушка одарена страстным сердцем, алчущим роковой пищи, что её страсть детски простодушна и что она нисколько не похожа на тех кокеток, которые так надоели ему с их чувствами, то лёгкими, то поддельными. В письме своём к Татьяне он говорит, что, заметя в ней искру нежности, он не хотел ей поверить (то есть заставил себя не поверить), не дал хода милой привычке и не хотел расстаться с своей постылой свободою."